Наталья Мифтахутдинова

В гостях у мастера



Интервью с художником Александром Пилипенко


Александр Пилипенко. Источник: hunterpress.ruМастерская художника… Заходя в нее, ты попадаешь, на первый взгляд, в обычную комнату – четыре стены, пол, потолок, дверь… И, казалось бы, нет в ней ничего необычного, нет ничего волшебного и таинственного. Но это, уверяю вас, совершенно не так…

Побыв в этой комнате некоторое время, ты начинаешь чувствовать, проникать и впитывать атмосферу некого волшебства, которым она перенаполнена. Ты неожиданно для себя начинаешь видеть другие реалии.

Мастерская художника – поистине магическое место. Здесь царит особая атмосфера. Именно здесь живет дух творчества, раскрывается талант и душа мастера, на твоих глазах по мановению кисти происходит рождение уникального и неповторимого произведения. Здесь время замедляет свой бег, а порой и вовсе останавливается, заставляя нас задуматься о ценностях того, самого, настоящего.

Так, в конце прошлого года, двери в свою мастерскую охотно согласился открыть и познакомить нас со своим творчеством известный художник в нашем регионе и за его пределами, человек, которому присущи яркая индивидуальность, широкий диапазон творческих стремлений, преданность своему делу и высокое мастерство Александр Пилипенко.

На счету Александра Васильевича множество работ, но при всем при этом художник для него – это не профессия, а образ жизни со всеми ее гранями. «Ты живешь этим, ты дышишь этим, творчество становится образом твоей жизни», – говорит мастер.

Вопрос – ответ

В мастерской художника А. Пилипенко Н. Мифтахутдинова и А. Осипов – Александр Васильевич, находясь в вашей мастерской, видишь десятки работ, расскажите о последних, сотворенных Вами?

– Пару месяцев назад я завершил две работы – «Портрет из провинции у моря» и «Осенний портрет».

– Много времени ушло на написание данных произведений?

– К «Портрету из провинции у моря» я приступил в начале лета, с прилетом чаек. С их криками началось «брожение» в голове, сбор материала, а на сам холст – два месяца.

"Осенний портрет". Источник: hunterpress.ru«Осенний портрет» – это тот был период, когда нужно было для себя расписаться. На тот момент я немного приболел, была пауза в работе. Поймите, в творчестве как в спорте – после длительного перерыва надо набрать форму. В итоге эту работу я сделал примерно за три недели.

Вообще, создание картин – это постоянный процесс, непрерываемый. Картины появляются достаточно регулярно.

– На этих картинах изображена женщина, кто она? Она реальна или образ из головы?

– Я пишу всегда с натуры – и чайки, и женщины были реальны.

За чайками я охотился с фотоаппаратом несколько дней, карауля их у помойки. С ними было быстро, они отъетые и неповоротливые, поэтому подкрасться к ним можно достаточно близко.

Что на счет девушек – это одна и та же. Девушка была проездом в Магадане из Питера, я ее знал, мне тогда как раз требовался образ для моих картин и она ему полностью соответствовала – белокурая, со светлыми бровями и кожей, да и от нее самой шли свет и тепло, которые очень чувствовались. Увидев ее, мне сразу же захотелось с ней поработать.

«Портрет из провинции у моря». Источник: hunterpress.ru– «Портрет из провинции у моря» – чайки на голове у девушки: что вы этим хотели сказать?

– Вербальная идея. Если я нарисую крышу, предположим, а на ней этих птиц, то это будет стопроцентный реализм, а это немного не то, что бы я хотел в итоге увидеть.

Я мужчина, и я люблю больше рисовать женщин. Ракушки – это наличия моря. Также я вспомнил рассказ одного знакомого о том, что на Сахалине чайки на старой военной базе за неимением травы вьют гнезда из проволоки. Вот на картине я изобразил подобие гнезда из проволоки на голове девушки, соединив эти моменты, и получился в итоге некий сюр.

«Осенний портрет» – на голове у девушки корзина с дарами природы. Здесь все просто, ведь осень – это пора сбора урожая.

– У вас на картинах очень много девушек, как вы выбираете себе образ? Любая может стать героиней ваших картин?

– Нет.

– А если она заплатит?

– Тогда точно нет. Я откажусь. Я боюсь заказных вещей, и если бы я это делал ради денег, то у меня ничего бы не вышло.

Я долгое время проработал в художественном фонде, где все делалось за деньги. Вождей революции я и сейчас смогу нарисовать с закрытыми глазами, но это были плакатные вещи. Сейчас же я пишу для души.

Приходит, предположим, девушка, просит заказать портрет. Мне же естественно хочется заработать. Я ее фотографирую, она смотрит и ее все устраивает. Но не дай Бог тебе как художнику, для того чтобы достичь схожести на картине, показать все ее морщиночки и складочки… Будут вопли и истерика. Уже я с таким сталкивался. А рисовать придуманный образ о себе из головы этой леди, не схожий с реальностью, – я так не умею.

– И все-таки как вы находите своих героинь? Они ваши знакомые или случайные люди с улицы?

– По молодости подходил к девушкам на улице, искал… а сейчас сами приходят, в основном знакомые.

"Ангел с клеткой". Источник: hunterpress.ru– Давайте перейдем к общим вопросам. Как давно вы в творчестве?

– С тех пор как я принял участие в первой международной выставке, тогда мне было шесть лет. Это была серия работ, мои родители отослали в журнал «Мурзилка» мои иллюстрации к сказкам А. Пушкина, а их потом выставили на выставке, которая проходила в Индии. От редакции журнала я получил первую грамоту и именно тогда я понял, что хочу свою жизнь посвятить рисованию, стать художником. Я счастливый человек – я не выбирал себе профессию, она сама меня выбрала.

– А вы смогли бы работать по срокам и заданиям?

– Я достиг такого возраста… возраста, подчеркиваю, а не материального положения, что я могу от этого отказаться.

Н. Мифтахутдинова и Е. Кухтина в мастерской А. Пилипенко– Сейчас мы находимся в вашей мастерской, сколько здесь представлено произведений?

– Точно и сказать не могу, блокноты с записями не веду, но сейчас представлено, думаю, около трех десятков.

– Какая из ваших работ у вас самая любимая? Я понимаю, что тяжело выделить, но все же.

– Я так сразу ответить и не смогу, они все мне дороги. Но при этом с любимыми вещами не расстаются, а эти картины можно у меня все купить, они все равны.

– А были ли у вас такие работы, что вроде сотворили все отлично, повесили в мастерской, но спустя время они вас раздражают, вызывают негатив?

– Было. Дело в том, что я давно пишу картины и, естественно, смотря на работы, которые я делал 20 – 30 лет назад, сегодня мне они кажутся наивными. При чем я завидую сюжету, а сделать по-человечески тогда не смог. Я часто делаю ремейки, т. е. авторские повторы работ, которые я делал 15 – 20 лет назад, небольшие и декоративные. Я стараюсь делать их на том уровне профессионализма, на котором я сейчас нахожусь.

– Вспомните: на какую работу ушло больше времени, какая, возможно, далась тяжелее других?

– Больше всех по времени ушло на портрет сына. Когда он пошел в первый класс, я стал работать над портретом. Не идет и не идет. Я его откладывал, я к нему возвращался, и так продолжалось в течении пяти лет. Наконец-то я его сделал, он сейчас висит у меня дома, и я им доволен.

Я считаю себя неплохим дедушкой, но абсолютно шаблонным папой. Поясню, нужно было тогда зарабатывать деньги, и на ребенка оставалось очень мало времени. Одним из ярких отцовских проявлений и был, наверное, этот портрет. В итоге это личная работа, моя родная.

"Уходящий". Источник: hunterpress.ru – Как часто у вас проходят выставки?

– Редко, и это моя вина. Процесс вклинивания в очередную выставку достаточно сложный (я не имею в виду рейтинговые выставки – местные и региональные, в этих я постоянно участвую). С одной стороны, можно выставится в любой стране мира и есть приглашения – это общее. Ты платишь взнос и отправляешь работы, но этим надо заниматься (оформление, пересылка и другая кропотливая работа) – на это нужны силы, терпение и время.

– Какие открытия в искусстве Вы для себя сделали?

– Этот процесс бесконечен в том смысле, что приходит каждое новое поколение со своим видением, ментальностью, пониманием окружающего мира, и это всегда открытие. Жизнь не стоит на месте: появляются новые художники, новые имена. Хороших работ очень много, но, порой, они невостребованы. Чем больше живешь, тем больше открываешь старые ценности в новом свете, те, о которых ты давно знал, но просто с возрастом совсем по-другому их начинаешь осознавать для себя. Чем глубже становится твой мир, тем глубже познания окружающего тебя мира. Каждый день – как подарок для открытий…

– Как, по-вашему, каждый ли может стать художником?

– Нет, не каждый. Любого человека можно научить приемам и фокусам – это с легкостью можно. А вот стать настоящим художником... для этого нужно немного другое – помимо знаний, должно быть свое видение и восприятие окружающего тебя мира, а главное, чувство. Когда нет чувств, то и картина не получится.

Это как в музыке – есть исполнители, а есть композиторы. Человек всю жизнь учится играть – и становится исполнителем, и это хорошо. Есть художники-исполнители, и такими можно стать в любом возрасте, ты выразился, и это называется арт-терапией, но ты всего лишь исполнитель. Если ты плохой исполнитель, то ты работаешь по шаблонам.

А есть композиторы, которые сочиняют свое, уникальное. Но это мое субъективное мнение.

"Двое". Источник: hunterpress.ru– Смотрю сейчас на ваши картины, они все прекрасны, но почему-то тянет к одной, где буйвол обнимает хрупкую девушку. Она как будто смотрит на меня… Почему так, о чем она, что в ней заложено?

– Картина называется «Двое». Ты девушка, а не секрет, что каждой женщине хочется быть защищенной. Это нормальное желание, которое сидит в генотипе у каждой представительницы прекрасного пола.

– А почему мужчина представлен в образе буйвола?

– Потому что, когда надо защитить свою девушку, то самый слабенький мужчина превращается в сильнейшего зверя, буйвола.

– У вас в мастерской часто гости бывают?

– Нет. Есть небольшие ключевые вещи: когда люди хотят посмотреть работы, добро пожаловать! Когда хотят познакомится со мной, я теряюсь, думаю, чем я интересен?

– Вы столь скромны?

– Нет, не настолько… Я всегда говорю, знакомьтесь со мной через мои произведения. Я, при своей харизматичности, стараюсь держаться в тени, чтобы должное внимание досталось моим работам.

– При вашей харизматичности какой ваш самый главный недостаток?

– Тяжело сказать, есть такой недостаток, как профессиональная болезнь под названием гордыня. И я это осознаю. Но мне хватает ума держать свою гордость при себе.

"Падающий". Источник: hunterpress.ru – Вы верующий человек?

– Нет.

– Атеист?

– Агностик. Я знаю, что что-то есть, и никак иначе. Как я могу в это не верить, если я знаю, что такое вдохновение?

– А что, по-вашему, вдохновение? Какое оно?

– Вдохновение – это когда рисуешь, а за спиной как будто ангел стоит и помогает. Вдохновение – это великолепное чувство, когда чувствуешь невидимую поддержку, когда этот кто-то знает лучше тебя и направляет. Я смотрю на руку с кисточкой, а она сама все делает. Такое нечасто бывает, но такое есть, и не верить во что-то свыше, по-моему, глупо.



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER